Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

47

    — Машины — они хорошие, сильные и быстрые. И они хорошо пахнут бензином. А шоферы — они все молодые, и все они дети Рогатой материоленихи.

        — Что? Что? — не понял солдат. — Какой это Рогатой матери?

        — А ты разве не знаешь?

        — Нет. Никогда не слышал о таком чуде.

        — А кто ты?

        — Я из Караганды, казах. В школе шахтерской учился.

        — Нет, чей ты?

        — Отца, матери.

        — А они чьи?

        — Тоже отца, матери.

        — А они?

        — Слушай, да так можно без конца спрашивать.

        — А я сын сыновей Рогатой материоленихи.

        — Кто это тебе сказал?

        — Дедушка.

        — Чтото не то, — сомневаясь, покачал головой солдат.

        Его заинтересовал этот головастый мальчишка с оттопыренными ушами, сын сыновей Рогатой материоленихи. Солдат, однако, был несколько сконфужен, когда выяснилось, что он не только не знает, откуда его род начинается, но даже и обязательного колена семерых отцов не знает. Он знал только своего отца, деда, прадеда. А дальше?

        — Разве тебя не учили запоминать имена семерых предков? — спросил мальчик.

        — Не учили. А зачем это? Я вот не знаю, и ничего. Живу нормально.

        — Дед говорит, что если люди не будут помнить отцов, то они испортятся.

        — Кто испортится? Люди?

        — Да.

        — А почему?

        — Дед говорит, что тогда никто не будет стыдиться плохих дел, потому что дети и дети детей о нем не будут помнить. И никто не будет делать хорошие дела, потому что все равно дети об этом не будут знать.

        — Ну и дед у тебя! — искренне подивился солдат. — Интересный дед. Только забивает он тебе голову всякой чепухой. А ты ведь большеголовый… И уши у тебя такие, как локаторы у нас на полигоне. Не слушай ты его. К коммунизму идем, в космос летаем, а он чему учит? К нам бы на политзанятия его, мы бы его мигом образовали. Вот ты вырастешь, выучишься — и уезжай давай от деда. Темный, некультурный он человек.

        — Нет, я от деда никогда не уйду, — возразил мальчик. — Он хороший.

        — Ну, это пока что. А потом поймешь.

        Сейчас, прислушиваясь к голосам, мальчик вспомнил об этой военной машине и то, как он тогда так и не сумел толком объяснять солдату, почему здешние шоферы, по крайней мере, те, которых он знал, считались сыновьями Рогатой материоленихи.

        Мальчик говорил ему правду. В его словах не было никакой выдумки. В прошлом году, как раз в такую же осеннюю пору или, кажется, чуть позднее, в горы за сеном приехали совхозные машины. Они проезжали не мимо кордона, а, немного не доезжая до него, сворачивали по дороге в лощину Арчу и уходили наверх — туда, где летом накосили сено, чтобы затем осенью вывезти в совхоз. Заслышав небывалое гудение моторов на Караульной горе, мальчик побежал на развилку. Сразу столько машин. Одна за другой. Целая колонна. Он насчитал их пятнадцать штук.

        Погода стояла на изломе, со дня на день мог повалить снег — и тогда «прощай, сено, до следующего года». В этих местах, если не успеешь вовремя вывезти сено, потом о нем и не думай. Не проедешь. Видимо, замешкались в совхозе с разными делами; и когда время поджало, решили одним разом, всеми машинами вывезти заготовленное сено. Но не тутто было!..

        Мальчик, однако, об этом не знал, да емуто, собственно,

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту