Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

12

Асель, прокатимся.

        Она охотно согласилась. Я не узнавал ее. И себя не узнавал. Все тревоги, горести как рукой сняло. Были только мы, было наше счастье, небо и дорога. Я открыл кабину, посадил ее, сам сел за руль.

        И мы поехали. Просто так, по дороге. Неизвестно куда и зачем. Но для нас это было неважно. Достаточно сидеть рядом, встречаться взглядами, прикасаться рукой к руке. Асель поправила мою солдатскую фуражку (я ее года два носил).

        — Так красивей! — сказала она и ласково прижалась к плечу…

        Машина птицей понеслась по степи. Весь мир пришел в движение, все побежало навстречу: горы, поля, деревья… Ветер бил нам в лицо — ведь мы мчались вперед, солнце сияло в небе, мы смеялись, воздух нес запах полыни и тюльпанов, мы дышали полной грудью…

        Коршунстепняк, что сидел на развалинах старого кунбеза5, снялся, замахал крыльями и низко поплыл вдоль дороги, как будто наперегонки с нами.

        Два всадника испуганно шарахнулись в сторону. А потом с диким криком приударили вслед.

        — Ээй, стой! Остановись! — хлестали они припавших к земле коней.

        Кто они были, не знаю. Может, их знала Асель. Скоро они скрылись в клубах пыли.

        Впереди бричка какаято свернула с дороги. Парень и девушка привстали, увидев нас, обнялись за плечи, приветливо помахали.

        — Спасибо! — крикнул я им из кабины.

        Кончилась степь, вышли на шоссе, асфальт загудел под колесами.

        Недалеко должно было быть озеро. Я круто свернул с дороги и прямо по целине, через кусты и травы направил машину к берегу. Остановились на взгорье, над самой водой.

        Синебелые волны, словно взявшись за руки, вереницей взбегали на желтый берег. Солнце закатывалось за горы, и дальние воды казались розовыми. Гдето на другой стороне, вдали, проступала сиреневая гряда снежных гор. Серые тучи собирались над ними.

        — Смотри, Асель! Лебеди!

        Лебеди бывают на ИссыкКуле только осенью и зимой. Весной они залетают очень редко. Говорят, это южные лебеди, летящие на север. Говорят, это к счастью…

        Стая белых лебедей носилась над вечерним озером. Птицы то поднимались вверх, то падали вниз, распластав крылья. Садились на воду, шумно плескались, далеко разгоняя кипучие круги пены, и снова взлетали. Потом они вытянулись в цепочку и полетели, разом взмахивая крыльями, к песчаному откосу залива на ночевку.

        Мы сидели в кабине, молча смотрели. А потом я сказал так, будто мы уже все решили:

        — Воон там, видишь, крыши на берегу, это наша автобаза. А это, — я обвел кабину, — это наш дом! — И рассмеялся. Везтито ее было некуда.

        Асель глянула мне в глаза, прижалась к груди, обнимает, а сама плачет и смеется:

        — Родной мой, любимый! Не надо мне никакого дома. Только бы отец с матерью, ну хотя бы потом, когданибудь, поняли меня. Обидятся они на всю жизнь, я знаю… Но разве я виновата…

        Стало быстро темнеть. Тучи застлали небо, низко опустились к воде. Озеро замерло, почернело. В горах будто электросварщик

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту