Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

17

растерянно озирается вокруг. Везли они чтото на дорожный участок из Фрунзе. «Что же, — думаю, — делать?» Появилась у меня шальная мысль. Но прежде на перевал глянул. Небо мутное, сумрачное, тучи бегут низко. Однако решился. Идея не ахти какая, но для меня это тогда было как в атаку рискованную броситься.

        — Тормоза у тебя в порядке? — спрашиваю шофера.

        — Вот те на! Без тормозов, что ли, езжу! Говорят тебе, мотор ни в какую.

        — А трос есть?

        — Ну есть.

        — Тащи сюда, цепляйся.

        Уставились на меня недоверчиво, с места не трогаются.

        — Ты что, рехнулся? — тихо проговорил шофер.

        А у меня характер такой. Не знаю, хорошо это или плохо, но, если взбредет что в голову, умру, а добьюсь своего.

        — Слушай, друг, цепляйся! Честное слово, дотяну! — пристал я к шоферу.

        Но шофер только отмахнулся.

        — Отстань! Ты что, не знаешь, что здесь с буксиром не ездят? Даже и не подумаю.

        Обида взяла такая, будто отказал он мне в самой большой просьбе.

        — Эх ты, ишак, — говорю, — трусливый!

        Позвал дорожного мастера. Он, оказывается, был дорожным мастером, это я потом узнал. А дорожный мастер посмотрел на меня и сказал шоферу:

        — Доставай трос.

        Тот опешил:

        — Вы будете отвечать, Байтемираке.

        — Все будем отвечать! — ответил он коротко.

        Мне это понравилось. Такого человека сразу начинаешь уважать.

        И мы пошли, две машины, сцепленные тросом. Сперва ничего, нормально. Но по Долону дорога идет все время в гору, на подъем, по откосам да по крутым спускам. Застонал мотор, завыл, только гул стоит в ушах. «Нет, — думаю, — врешь, выжму из тебя все до капельки!» Я еще раньше замечал, что как ни тяжела дорога на Долоне, а все же оставался какойто запас мощности на тягу. Грузили нас всегда с оглядкой, не больше семидесяти процентов нормы. Конечно, в тот час я не думал об этом. Бушевала во мне дикая сила вроде спортивного азарта: добиться своего, и все тут — помочь людям дотащить машину до места. Но сделать это оказалось не такто просто. Дрожит, надрывается машина, какаято мокрятина липнет на стекла, щетки едва успевают разметать. Откудато тучи поналезли, ложатся прямо под колеса, переползают дорогу. Повороты пошли крутые, отвесные. Втайне, грешным делом, я уже поругиваю себя: зачем связался, как бы не угробить людей! Не столько машина, сколько сам измучился. Скинул с себя все — шапку, фуфайку, пиджак, свитер. Сижу в одной рубашке, а пар с меня валит, как в бане. Шуточное ли дело: машина на буксире сама сколько весит, да еще груз. Хорошо еще, Байтемир стоял на подножке, согласовывал наши движения: мне голосом, а тому — на буксире — рукой знаки подавал. Когда пошли по серпантинам карабкаться, думал, не выдержит, спрыгнет гденибудь от беды подальше. Но он не шелохнулся. Подобрался, как беркут на взлете, и стоит, вцепился в кабину. Глянул на его лицо, спокойное, будто из камня высеченное, капли воды сбегают по щекам, по усам, и на душе легче.

        Нам

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту