Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

20

прислали на автобазу, просят скорее перебросить заводское оборудование.

        — А где же Алибек? — поинтересовался я.

        — Как где? На разгрузочной станции, весь народ там. Эшелоны, говорят, уже прибыли.

        Я — туда. Думаю, надо разузнать все толком. Приезжаю. Разгрузочная наша находится в ущелье, на выходе к озеру. Это конечная станция железной дороги. Неспокойная, зыбкая полутьма стоит вокруг. Ветер из ущелья налетает порывами, раскачивает на столбах фонари, гонит по шпалам поземку. Снуют паровозы, сортируя вагоны. На крайнем пути кран мотает стрелой, сгружает с платформ ящики, окованные жестью и проволокой, — транзитный груз в Синьцзян, на машиностроительный завод. Строительство там шло крупное, мы уже возили туда коечто из оборудования.

        Машин скопилось много, но никто не грузился. Будто ждали чегото. Сидят в кабинах, на подножках, иные прислонились к ящикам, укрываясь от ветра. На приветствие мое толком никто не ответил. Молчат, попыхивают папиросами. В стороне Алибек стоял. Я — к нему.

        — Что у вас тут? Телеграмму получили?

        — Да. Хотят досрочно пустить завод.

        — Ну и что?

        — За нами дело… Ты смотри, сколько навалили груза вдоль путей, и еще будет. Когда управимся? А люди ждут, надеются на нас!.. Им каждый день дорог!..

        — А ты что на менято! Я тут при чем?

        — Что значит при чем! Ты что, из другого государства, что ли? Или не понимаешь, какое дело в наших руках?

        — Сдурел ты, ейбогу! — сказал я удивленно и отошел в сторону.

        В это время подошел Аманжолов, начальник автобазы, молча прикурил у одного из шоферов, прикрывшись полой. Оглядел всех нас.

        — Вот так, товарищи, — проговорил он, — созвонюсь я с министерством, может быть, подбросят подмогу. Но рассчитывать на это не надо. Как быть, пока сам не знаю…

        — Да, тут непросто сообразить, товарищ Аманжолов! — отозвался чейто голос. — Груз габаритный. Больше двухтрех мест в кузов не полезет. Если даже организовать круглосуточную перевозку, хватит, дай боже, до весны.

        — В томто и дело, — ответил Аманжолов. — А сделать надо. Ну, пока по домам, думать всем!

        Он сел в «газик», уехал. Наши никто не тронулись с мест. В углу, в темноте, ктото пробасил, ни к кому не обращаясь:

        — Черта с два! Из одной овчины двух шуб не скроишь! Раньше надо было думать! — встал, пригасил окурок и пошел к машине.

        Его поддержал другой. У нас, говорит, всегда так: как подопрет под самую завязку, так и айда — выручайте, братцы шоферы!

        На него накинулись:

        — Это братское дело, а ты, Исмаил, болтаешь, как баба на базаре!

        Я не вмешивался в спор. Но вдруг вспомнил, как буксировал машину на перевале, и загорелся, как всегда.

        — Да что думатьто! — выскочил я на середину. — Прицепы надо брать к машинам!

        Никто не шевельнулся. Иные даже не глянули на меня. Такое мог ляпнуть только безнадежный дурак.

        Джантай тихо присвистнул.

        — Видали? — Я его по голосу знал.

        Стою, озираясь

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту