Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

22

ответил я. — Пока вы будете думатьгадать, я докажу! Тогда убедитесь!

        У каждого человека свой характер! Надо им, конечно, управлять, но не всегда это удается. Я сидел за рулем и не ощущал ни машины, ни дороги. Во мне кипели боль, обида, горечь и раздражение. Чем дальше, тем больше распалялось задетое самолюбие. Нет, я вам докажу! Докажу, как не верить человеку, докажу, как смеяться над ним, докажу, как осторожничать, оглядываться!.. Алибек тоже хорош: подумать надо, подготовиться, испытать! Он умный, осмотрительный. А я плевал на это. Запросто сделаю и утру всем носы!

        Поставив машину в гараж, я долго еще возился возле нее. В душе у меня все было натянуто до предела. Я думал только об одном: двинуться с прицепом на перевал. Я должен был это сделать во что бы то ни стало. Но кто мне даст прицеп?

        С такими мыслями я брел по двору. Было уже поздно. Только в диспетчерской светилось окно. Я остановился: диспетчер! Диспетчер может все устроить! Сегодня дежурила, кажется, Кадича. Тем лучше. Она не откажет, не должна отказать. Да если на то пошло, не преступление же я собираюсь совершить, наоборот, она лишь поможет мне сделать полезное, нужное для всех.

        Подойдя к диспетчерской, я поймал себя на мысли, что давно уже не входил в эту дверь, как бывало, а обращался через окошечко. Я замялся. Дверь открылась. Кадича стояла на пороге.

        — Я к тебе, Кадича! Хорошо, что застал.

        — А я уже ухожу.

        — Ну, пойдем, провожу до дому.

        Кадича удивленно подняла брови, недоверчиво посмотрела на меня, потом улыбнулась:

        — Пошли.

        Мы вышли из проходной. На улице было темно. С озера доносились шумные всплески, дул холодный ветер. Кадича взяла меня под руку, прижалась, укрываясь от ветра.

        — Холодно? — спросил я.

        — С тобой не замерзну! — отшутилась она.

        Еще минуту назад я отчаянно волновался, а сейчас почемуто успокоился.

        — Завтра ты когда дежуришь, Кадича?

        — Во вторую смену. А что?

        — Дело у меня есть очень важное. От тебя все зависит…

        Сначала она и слушать не хотела, но я продолжал убеждать. Остановились у фонаря на углу.

        — Ох, Ильяс! — проговорила Кадича, с тревогой заглядывая мне в глаза.

        — Зря ты это затеваешь!

        Но я уже понял, что она сделает, как прошу. Я взял ее за руку:

        — Ты верь мне! Все будет в порядке. Ну, договорились?

        Она вздохнула:

        — Ну что с тобой поделаешь! — и кивнула головой.

        Я невольно обнял ее за плечи.

        — Тебе бы джигитом родиться, Кадича! Ну, до завтра! — крепко пожал ей руку. — К вечеру приготовь все бумаги, поняла?

        — Не спеши! — проговорила она, не выпуская мою руку. Потом неожиданно повернулась. — Ну, иди… Ты сегодня в общежитие?

        — Да, Кадича!

        — Спокойной ночи!

        На другой день у нас был техосмотр. Люди на автобазе нервничали: вечно эти инспектора заявляются некстати, вечно придираются ко всему и составляют акты. Сколько с ними возни, сколько хлопот! Но те были невозмутимы.

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту