Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

54

не имею права. Но и мне не жить здесь. Придется уйти. А я уже один раз покидал пустое место. Да что тут объяснять!.. Сама знаешь, Асель. Если ты уедешь, для меня это будет то же самое, как тогда на Памире. Подумай, Асель… А если вернется он и сердце позовет назад, то мешать не буду, ты всегда свободна, Асель.

        С этими словами я взял Самата на руки и пошел по дороге. Долго ходили мы с ним. Ничего не понимал он, малыш мой.

        Асель пока от нас не уезжала. Но о чем она думала, что решила? Высох я за эти дни, почернел лицом.

        И вот както в полдень вхожу во двор, смотрю, Самат понастоящему пытается ходить. Асель поддерживает его, боится — упадет. Я остановился.

        — Баке, а сын твой уже ходит, смотри! — радостно улыбнулась она.

        Как она сказала? Сын твой! Я бросил лопату, присел на корточки и поманил к себе малыша:

        — Тайтайтай, верблюжонок мой! Ну, иди ко мне, топай ножками по земле, смелей топай!

        Самат раскинул руки.

        — Ата! — ковыляет ножками, бежит.

        Я подхватил его на лету, высоко вскинул над собой и крепко прижал к груди.

        — Асель! — сказал я ей. — Давай устроим завтра праздник «разрезания пут» для детворы. Ты приготовь веревочку из белой и черной шерсти.

        — Хорошо, Баке! — засмеялась она.

        — Да, да, обязательно из белой и черной шерсти…

        Я сел на лошадь, поскакал к друзьямскотоводам, кумыс привез, свежего мяса, и на другой день мы пригласили соседей на наш маленький праздник «разрезания пут».

        Я поставил Самата на землю, спутал ему ноги чернобелой веревочкой, как бы стреножил. А рядом с ним положил ножницы и скомандовал детям, что стояли на другом конце двора.

        — Кто первый прибежит и разрежет путы, тому первый подарок, а остальным — по очереди. Пошли, ребята! — махнул я рукой.

        Дети с гиканьем пустились бежать, как на скачках.

        Когда путы были разрезаны, я сказал Самату:

        — Ну, сын мой, беги теперь! Берите его, ребята, с собой!

        Дети взяли Самата за руки, а я проговорил вслед, ни к кому не обращаясь:

        — Люди! Мой жеребенок побежал по земле! Пусть он будет быстроногим скакуном!

        Самат бежал за детьми, потом обернулся: «Ата!» — и упал. Мы с Асель разом бросились к нему. Когда я поднял с земли малыша, Асель первый раз сказала мне:

        — Родной ты мой!

        …Вот так мы стали мужем и женой.

        Зимой вместе с сынишкой съездили к старикам в аил. Долго они были в обиде. Пришлось нам с Асель за все ответ держать. Я им всю правду рассказал, все, как было. И они простили Асель, ради внука простили, ради нашего будущего.

        Время шло незаметно. Самату сейчас пятый год. Во всем у нас с Асель согласие, и только одного мы никогда не затрагиваем, только об одном не упоминаем. Между нами как бы молчаливый договор: тот человек для нас не существует…

        Но в жизни не всегда бывает так, как ты хочешь! Он объявился здесь совсем недавно…

        Случилась авария на дороге. В ночное время. Мы с соседом, помощником моим, побежали

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту