Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

7

с языка. От стыда мне стало невыносимо жарко, но тут же я похолодел.

        — Ээй, акадеемик, морду набьюуу! — донесся издали ненавистный голос Абакира.

        — Ох, и заболтался же я!

        — Что это там? — не разобрав, спросила девушка.

        — Да так, — пробормотал я, краснея. — Воду надо везти.

        Девушка погнала овец своей дорогой. А он, Абакир, стоя на кабине трактора в дальнем конце загона, орал во всю глотку, размахивая кулаками.

        — Да еду я, еду! Уймись ты! Нельзя же кричать при посторонних! — прошептал я в отчаянии и погнал лошадь вскачь.

        Вода в бочке бултыхалась, выплескивалась, то и дело окатывая меня с головы до ног. Ну и пусть! Пусть там не останется ни капли! Не могу я больше терпеть такие издевательства!

        Абакир спрыгнул с кабины и, как в тот раз, снова кинулся ко мне. Я осадил лошадь.

        — Если ты будешь так кричать, я брошу работу и уйду!

        Он растерялся от неожиданности, а потом присвистнул и обложил меня матом.

        — Без тебя, сопливого академика, был Анархай и теперь не провалится, чтоб ему сгореть! Валяй, катись отсюда восвояси! Тоже еще огрызаться вздумал, голоштанный студент!

        Я спрыгнул с повозки, закинул кнут за трактор и зашагал прочь.

        — Стой, Кемель! Нельзя так! Куда ты, остановись! — закричала мне вслед Калипа.

        Но это только подстегнуло меня, и я зашагал еще быстрее.

        — Не задерживай, пусть проваливает! — донесся до меня голос Абакира. — Обойдемся!

        — Изверг ты, зверь, а не человек, что ты наделал! — стыдила его Калипа.

        Я еще долго слышал, как они там кричали и ругались.

        Не замедляя шага, я уходил все дальше и дальше. Мне было все равно, куда идти. Никого, ни единой души не было вокруг, и пути передо мной были открыты во все стороны. Я миновал родник, полевой стан, прошел под пригорком, там, где стояла каменная баба. Зло ухмыляясь, старуха проводила меня пустым черным взглядом и осталась стоять тяжело вросшая в землю, как стояла многие века.

        Я шел, ни о чем не думая. У меня было только одно желание: уйти, уйти отсюда как можно быстрее, и пусть этот проклятый Анархай любуется моим затылком.

        Пусто, бесстрастно стлалась передо мной степь. Все пригорки, увалы, лощины — все вокруг до тошноты походило одно на другое. Кто сотворил это мертвое, унылое однообразие? Почему я, оскорбленный и униженный, должен мерить эти бесконечные седые просторы горькой полыни? Куда ни глянь — всюду бездыханная пустыня. И что, спрашивается, надо здесь человеку? Разве мало ему места на земле? Мои утренние мечты показались мне до смешного нелепыми.

        «Вот тебе и роскошная полынная степь, вот тебе и страна Анархай!» — высмеивал я сам себя, ощущая всем существом своим собственное бессилие, бесприютность и подавленность.

        Надо мной было высокоевысокое небо, вокруг расстилалась огромнаяогромная земля, и сам я показался себе маленькиммаленьким, одиноким, забредшим сюда невесть откуда человечком в стеганой фуфайке, кирзовых сапогах и

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту