Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

14

за войском, рожать детей до победоносного завершения Западного похода. Это повеление сделано им было за полтора года до выступления. Он сказал тогда:

        — Покорим западные страны, остановим коней, сойдем со стремян — и пусть тогда обозные женщины рожают, сколько хотят. А до этого мои уши не должны слышать вестей о родах в туменах…

        Даже законы естества отвергал Чингисхан ради военных побед, кощунствуя над самой жизнью и над Богом. Он хотел и Бога поставить себе на службу, ибо зачатие есть весть от Бога.

        И никто ни в народе, ни в армии не воспротивился и даже не помыслил воспротивиться насилию; к тому времени власть Чингисхана достигла такой невиданной силы и средоточия, что все беспрекословно подчинились неслыханному повелению на запрет деторождения, поскольку ослушание неизбежно каралось смертью…

        Вот уже семнадцатый день, как Чингисхан, находясь в пути, в походе на Запад, испытывал особое, небывалое состояние духа. Внешне великий хаган держался, как и всегда, как подобало его особе, — строго, отчужденно, подобно соколу в часы покоя. Но в душе он ликовал, пел песни и сочинял стихи:

       

    …Облачной ночью,

    Юрту мою прикрытым дымником

    Окружив, лежала стража моя

    И усыпляла меня в дворцовой юрте моей.

    Сегодня в пути хочу сказать благодарность:

    Старейшая ночная стража моя

    На ханский престол меня возвела!

    В снежную бурю и мелкий дождь,

    Пронизывающий до дрожи,

    В проливной дождь и просто дождь

    Вокруг походной юрты моей

    Стояла, меня не тревожа,

    И сердце мое успокаивала стража моя!

    Сегодня в пути хочу сказать благодарность:

    Крепкая ночная стража моя — На престол меня возвела!..

    Среди врагов, учинивших смуту,

    Колчана из березовой коры

    Еле слышный шорох услышав,

    Без промедления бросалась бороться.

    Бдительной ночной страже моей

    Сегодня в пути хочу сказать благодарность.

    Загривки люто вздыбив при луне,

    Верная стая волков

    Вожака обступает, выходя на охоту.

    Так в набеге на Запад со мной

    Неразлучна сивогривая стая моя.

    Белые клыки моего трона всюду со мной…

    Благодарность пою им в дороге…

       

        Стихи эти, прозвучи они вслух, были бы неуместны в устах Чингисхана — ему ли было заниматься душеизлияниями! Но в пути, находясь с утра и до вечера в седле, он мог позволить себе и такую роскошь.

        Главной причиной его душевного торжества было то, что вот уже семнадцатый день, с утра и до вечера, над головой Чингисхана плыло в небе белое облако — куда он, туда и оно. Сбылосьтаки вещее предсказание прорицателя. Кто бы мог подумать! А ведь что стоило умертвить того чудака в тот же час за вызывающую непочтительность и дерзость, недопустимую даже в мыслях. Но странник не был убит. Значит, такова воля судьбы.

       

        В первый же день выхода в поход, когда все тумены, обозы и стада двинулись на Запад, заполнив все пространство, подобно черным рекам в половодье, меняя в полдень на ходу притомившегося коня, Чингисхан случайно глянул ввысь, но не придал никакого значения небольшой белой тучке, медленно плывущей, а возможно, и замершей на месте как раз над его головой, — мало ли тучек слоняется по миру.

        Он продолжал путь, сопровождаемый державшимися чуть поодаль кезегулами

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту