Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

174

здание узнал Буранный Едигей, когда они свернули с прямой улицы налево, — то был Казахский оперный театр. Через пару кварталов они снова повернули в сторону гор по дороге, уходящей в Медео. Центр города оставался позади. Ехали долгой улицей среди особняков, палисадников, мимо журчащих от половодья арычных потоков, бегущих с гор. Сады цвели кругом.

        — Красиво! — промолвил Едигей.

        — А я рад, что ты попал как раз в эту пору, — ответил Елизаров. — Лучшей АлмаАты быть не может. Зимой тоже красиво. Но сейчас душа поет!

        — Значит, настроение хорошее, — порадовался Едигей за Елизарова.

        Тот быстро глянул на него серыми выпуклыми глазами, кивнул и посерьезнел, хмурясь, и снова разбежались в улыбке морщины от глаз

        — Эта весна особая, Едигей. Перемены есть. Потому и жить интересно, хотя годы набегают. Одумались, огляделись. Ты когданибудь болел так, чтобы заново вкус жизни ощутить?

        — Чтото не помню, — со всей непосредственностью ответил Едигей. — Разве что после контузии…

        — Да ты здоров как бык! — рассмеялся Елизаров. — Я вообщето и не об этом. Просто к слову… Так вот. Партия сама сказала первое слово. Очень я этим доволен, хотя в личном плане причин особых нет. А вот отрадно на душе и надежды питаю, как в молодости. Или это оттого, что на самом деле старею? А?

        — А ведь я, Афанасий Иванович, как раз по такому делу прибыл.

        — То есть как? — не понял Елизаров.

        — Может быть, помните? Я вам рассказывал об Абуталипе Куттыбаеве.

        — А, ну как же, как же! Прекрасно помню. Вон оно что. А ты в корень глядишь. Молодец. И не откладывая сразу прибыл.

        — Да это не я молодец. Укубала надоумила. Только вот с чего начинать? Куда идти?

        — С чего начинать? Это мы должны с тобой обсудить. Дома, за чаем, не торопясь обсудим, что к чему. — И, помолчав, Елизаров сказал многозначительно: — Временато как меняются, Едигей, года три назад и в мыслях не шевельнулось бы приехать по такому делу. А теперь — никаких опасений. Так и должно быть в принципе. Надо, чтобы все мы, все до едина держались этой справедливости. И никому никаких исключительных прав. Я так понимаю.

        — Вамто здесь виднее, к тому же вы ученый человек, — высказал свое Едигей, — у нас на митинге в депо тоже об этом говорилось. А я сразу подумал тогда об Абуталипе, давно эта боль сидит во мне. Хотел даже выступить на митинге. Речь не просто о справедливости. У Абуталипа дети ведь остались, подрастают, старшему в школу этой осенью…

        — А где они сейчас, семьято?

        — Не знаю, Афанасий Иванович, как уехали тогда, скоро уже три года, так и не знаем.

        — Ну, это не страшно. Найдем, разыщем. Сейчас главное, говоря юридически, возбудить вопрос о деле Абуталипа.

        — Вотвот. Вы сразу нашли нужное слово. Потому и приехал я к вам.

        — Думаю, что не напрасно приехал.

        Как знал, так оно и получилось. Очень скоро, буквально через три недели по возвращении Едигея, прибыла бумага из АлмаАты, в которой черным по белому было написано, что бывший рабочий разъезда БоранлыБуранный Абуталип Куттыбаев, умерший во время следствия, полностью реабилитирован за неимением состава преступления. Так и было сказано! Бумага предназначалась для оглашения ее в коллективе, где работал пострадавший.

        Почти одновременно с этим документом пришло письмо от Афанасия Ивановича Елизарова. То было знаменательное письмо. Всю жизнь сохранял Едигей то письмо среди самых важных документов семьи — свидетельств о рождении детей, боевых наград, бумаг о фронтовых ранениях и трудовых характеристик…

        В том большом письме Афанасий Иванович сообщал, что премного доволен скорым рассмотрением дела Абуталипа и рад его реабилитации. Что сам факт этот — доброе знамение времени. И, как он выразился, это наша победа над самими собой.

        Писал он далее, что, после того как Едигей уехал, он еще раз побывал в тех учреждениях, которые они посетили с Едигеем, и узнал важные новости. Вопервых, следователь Тансыкбаев снят с работы, разжалован, лишен полученной награды и привлекается к ответственности. Вовторых, писал он, как сообщили ему, семья Абуталипа Куттыбаева

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту