Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

37

приткнувшись у него под боком, — старик говорил с трудом, тяжело дыша, но с упорством преодолевая хрипы и клокотание в горле, а отца слышал хуже — тот находился подальше, на своих веслах.

        — Не мне тебя учить, но подумай, аткычх, — горячо шептал Эмрайин, точно бы ктото мог их услышать здесь. — Ты же умный человек.

        — Думал, крепко думал, так будет лучще, — отвечал Орган, оставаясь, повидимому, всетаки при своем мнении.

        Они ненадолго умолкли, и потом Эмрайин произнес:

        — Мы все в одной лодке — всем нам должна выйти одна судьба.

        — Судьба, судьба, — с горечью пробормотал старик. — От судьбы не уйдешь, известно, — говорил он с хриплым придыханием в голосе, — но на то она судьба — хочешь покорись, хочешь нет. Раз нам конец — комуто можно и самому поторопить судьбу, чтобы другие повременили. Сам подумай, а вдруг пути откроются, пустишься из последних сил, и земля будет уже на виду, и не хватит нескольких глотков воды душу дотянуть, разве разумно, разве не обидно будет?!

        Эмрайин чтото ответил невнятное, и они замолчали.

        Кириск пытался уснуть и все звал свою синюю мышку. Ему казалось, что она появится, когда он будет спать… Но сон не шел.

        Синяя мышка, дай воды!

        — Ну, как там Мылгун? — спросил Орган.

        — Да все так же — лежит, — ответил ему Эмрайин.

        — Лежит, говоришь. — И, повременив, старик промолвил, напоминая: — Придет в себя — передай ему.

        — Хорошо, аткычх. — Голос Эмрайина при этом дрогнул, он с усилием прокашлялся. — Все передам, как было сказано.

        — Скажи ему, что я уважал его. Он большой охотник. И человек недурной. Я всегда уважал его.

        Опять они замолчали.

        Синяя мышка, дай воды!

        Эмрайин потом чтото сказал, Кириск не совсем расслышал его слова, а Орган ответил тому:

        — Нет, не смогу ждать. Разве не видишь? Сил не хватит. Хорошая собака подыхает в стороне от глаз. Я сам. Я был великим человеком! Это я знаю. Мне всегда снилась Рыбаженщина. Тебе этого не понять… Я хочу туда…

        Они еще о чемто говорили. Кириск засыпал, призывая мышкупоительницу:

        Синяя мышка, дай воды!

        Последнее, что он слышал, как отец, придвинувшись поближе к Органу, сказал:

        — Помнишь, аткычх, както купцы приезжали на оленях, топоры меняли и разные вещи. Вот тот, Рыжий большой, гово— рил, что был в какойто далекой стране великий человек, который пешком прошел по морю. Ведь были такие люди…

        — Значит, он очень великий человек, самый великий из всех великих, — ответил на то Орган. — А у нас самая великая — Рыбаженщина.

        Кириск уже спал, но какието слова еще смутно доходили до его сознания:

        — Подожди. Подумай немного…

        — Пора. Я свое пожил… Не удерживай. Сил нет, не вынесу…

        — Такая тьма…

        — А какая разница… — У меня еще не все слова кончились к тебе…

        — Слова не кончаются. Не кончатся и после нас.

        — Такая тьма.

        — Не удерживай. Не вынесу, силы уходят. А я хочу сам…

        — Такая тьма…

        — Вы еще подержитесь, там еще есть немного воды…

        Чьято большая, жесткая и широкая ладонь, ощупью притрагиваясь, осторожно легла на голову мальчика.

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту