Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

70

свист.

        — Ну, вы тут ждите спокойно, — сказал Петруха, — а я пойду, меня вызывают. И чтобы без меня никуда, слышал, Авдяй, слышал, Ленька? Товарняк застопорить не такое простое дело. Тут надо действовать с головой.

        С этими словами он исчез. Вернулся он примерно через полчаса. И странный какойто он вернулся, Петруха. Чтото в нем неуловимо изменилось, глаза были вороватые, избегали прямых взглядов. Авдий не любил в таких случаях давать волю своей подозрительности, гнал от себя ненужные мысли. Мало ли что может показаться — вдруг у человека просто живот болит… И потому спокойно осведомился:

        — Ну что, Петр, как делато?

        — Пока ничего, все нормально. Скоро будем действовать.

        — Товарняк останавливать, что ли?

        — Ну ясно. Самое верное в нашем деле — укатить на товарняке. А самое лучшее — если б на ночь глядя прикатить на станцию да поставить бы состав на запаску.

        — Вот оно как.

        Они помолчали. Петруха закурил и сказал как бы между прочим, затягиваясь сигаретой:

        — Тут у нас один друг ногу подвернул, Гришаном зовут. Я сейчас его повидал. Не повезло Гришану. С ногой разве что насобираешь — куда там, с палкой ходит. Обидно, конечно, человеку. Так вот, может, скинемся все понемногу, сколько нас тут будет, гавриков, — человек десять. Каждый понемногу отсыплет от себя анашишки, смотришь, и выручим парня.

        — Я готов, — отозвался Авдий. — Ленька вон спит, но думаю, и он не поскупится.

        — Ну, Ленькато — он свой оголец! А ты, Авдясь, пошел бы да поговорил бы с Гришаном. Как, мол, да что, человек ты грамотный, вроде и настроение бы поднял захромавшему…

        — А Сам где, там, что ли? — неосторожно спросил Авдий.

        — Да что ты все — Сам да Сам, — рассердился Петруха. — Откуда мне знать? Я тебе про Гришана, а ты мне про Самого. Надо будет, он найдет нас, а не надо, наше дело маленькое. Что ты все беспокоишься?

        — Да ладно тебе. Ну спросил ненароком. Успокойся. А где он, Гришанто? В какой стороне?

        — А иди вон туда — вон он там, в тенечке, под кустом сидит. Иди, иди!

        Авдий и направился в ту сторону и вскоре увидел Гришана — тот сидел среди трав на маленьком раскладном стульчике, держа палку в руках. Кепочка прикрывала ему лоб. Верткий, кажется, был человек — не успел Авдий подойти, а он уж оглянулся и в кулак кашлянул. Неподалеку от него сидели еще двое. Всего их было трое. И Авдий понял, что это и был Сам… Замедляя шаги, он почувствовал, как пронизало его холодом и сердце учащенно заколотилось…

       

       

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

       

1

       

        — Привет пострадавшему, — сказал Авдий как можно обыденнее, пытаясь умерить тем самым сердцебиение в груди.

        Гришан, сидевший на своем крохотном, раскладном, как у рыбаков, стульчике, поигрывая палкой, прищурил один глаз.

        — Приветто привет, а от кого привет?

        Авдий невольно улыбнулся:

        — От того, кто для начала должен осведомиться о твоем самочувствии.

        — А, вон как! Очень признателен, положительно признателен, хоть и только для начала. В безлюдной степи такое внимание вдвойне дорого. Еще бы! Все мы человеки, не так ли?

        «А он многословен и если к тому же еще и начитан, то беда. Вот уж чего не ожидал, так не ожидал. Рисуется, выдает себя

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту