Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

112

в их речи часто повторялось слово «бичара»1.

        — Давай, слушай, садись, мы в ЖалпакСаз едем. А иначе умрешь один в степи, бичара. Тут машины не часто ходят.

        Едва сдерживая слезы, предательски подступившие к горлу, Авдий обрадовался, как мальчишка.

        — Спасибо, брат, — сказал он прикладывая руку к груди. — Я как раз хотел попросить, чтобы вы меня захватили, если вам по пути. Трудно мне идти, с ногой плохо. Спасибо.

        Шофер вышел, помог Авдию забраться в машину.

        — Давай иди сюда. Я тебя приподниму, бичара. Да ты лезь, не бойся: там шерсть. Сдавать везу из совхоза. Как раз мягко будет тебе. Только смотри не кури.

        — А я вообще некурящий. Не беспокойтесь, — заверил его Авдий самым серьезным образом. — Я всю ночь был под дождем, промок весь, а здесь согреюсь, отойду…

        — Ладно, ладно! Я так просто сказал. Отдыхай, бичара.

        Женщина выглянула из кабины, чтото сказала шоферу.

        — Жена спрашивает, ты кушать хочешь? — пояснил шофер, улыбаясь.

        — Очень хочу! — честно признался Авдий. — Спасибо. Если у вас есть чтонибудь, дайте, пожалуйста, я вам буду очень благодарен.

        Авдию почудилось, что бутылка кислого овечьего молока и лепешка испеченного на очаге свежего хлеба, пахучего и белого, посланы ему свыше за муки той ночи.

        Поев, Авдий крепко уснул на тюках с овечьей шерстью, от которых разило жиром и потом. А машина катила по степи, еще сохранившей свежесть после ночного ливня. И этот путь был Авдию на пользу — как выздоровление после болезни.

        Проснулся он, когда машина остановилась.

        — Приехали. Тебе куда надо? — выйдя из кабины, шофер стоял уже у заднего борта, заглядывая в кузов. — Парень! Ты жив?

        — Жив, жив! Спасибо, — отозвался Авдий. — Мы уже и ЖалпакСазе, выходит?

        — Да, на станции. Нам сейчас на склад живсырья, а тебе куда?

        — А мне на вокзал. Спасибо еще раз, что выручили. И жене вашей спасибо большое. Слов нет, чтобы вас отблагодарить.

        Слезая с кузова с помощью шофера, Авдий застонал от боли.

        — Совсем плохо тебе, бичара. Ты пойди в больницу, — посоветовал Авдию шофер. — Надо палку тебе, тогда легче ходить будет.

        До здания вокзала Авдий добирался целых полчаса. Хорошо еще по пути подобрал какойто обломок доски, приспособил его как костыль под мышкой — так ему легче ковылять.

        А над путями, над конструкциями эстакад, прожекторов и грузовых кранов, над проходящими и уходящими создавали, над привокзальной площадью, верное сказать, над всем пристанционным городком в степи гремели по селектору команды, разносились гудки локомотивов, то и дело радиослужба оповещала о прибытии и отбытии пассажирских поездов. После пребывания в глуши Авдий сразу почувствовал кипение жизни. Кругом сновали и спешили озабоченные люди

        — недаром ЖалпакСаз считался одной из самых крупных узловых станций Туркестана.

        Теперь Авдию предстояло решать, как уехать, на каком поезде да и вообще как дальше быть, имея на все про все тридцать пять рублей. А билет в плацкартном вагоне только до Москвы — и то если в кассе будут места — стоит тридцать рублей. А на что жить? Как быть с ногой, ушибами и ссадинами? Обратиться в местную больницу или поскорее уезжать отсюда? Углубившись в свои мысли,

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту