Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

3

спорили, сомневались, десятки раз расспрашивали об одном и том же. Одно им не нравилось, другое было дорого, у третьего цвет не тот… Мальчик стоял в стороне. Ему стало скучно. Исчезло ожидание чегото необыкновенного, исчезла та радость, которую он испытал, когда увидел на горе автолавку. Автолавка вдруг превратилась в обычную машину, набитую кучей разного хлама.

        Продавец хмурился: не видно было, чтобы эти бабы собирались хоть чтонибудь купить. Зачем он ехал сюда, в такую даль, по горам?

        Так оно и подучилось. Женщины стали отступать, пыл их умерился, они как бы даже устали. Начали почемуто оправдываться — то ли друг перед другом, то ли перед продавцом. Бабка первая пожаловалась, что денег нет. А денег нет в руках — товар не возьмешь. Тетка Бекей не решалась на крупную покупку без мужа. Тетка Бекей — самая несчастная среди всех женщин на свете, потому что у нее нет детей, за это и бьет ее спьяну Орозкул, потому и дед страдает, ведь тетка Бекей его, дедова, дочь. Тетка Бекей взяла коечто по мелочи и две бутылки водки. И зря, и напрасно — самой же хуже будет. Бабка не удержалась:

        — Что ж ты беду на свою голову сама кличешь? — зашипела она, чтобы продавец ее не услышал.

        — Сама знаю, — коротко отрезала тетка Бекей.

        — Ну и дура, — еще тише, но со злорадством прошептала бабка. Не будь продавца, как бы она сейчас отчитала тетку Бекей. Ух, они и ругаются же!..

        Выручила молодая Гульджамал. Она принялась объяснять продавцу, что ее Сейдахмат собирается скоро в город, в город деньги нужны будут, потому не может она раскошелиться.

        Вот так они потолкались возле автолавки, купили товара «на грош», так сказал продавец, и разошлись по домам. Ну, разве это торговля! Плюнув вслед ушедшим бабам, продавец принялся собирать разворошенные товары, чтобы сесть за руль и уехать. Тут он заметил мальчишку.

        — Ты чего, ушастый? — спросил он. У мальчишки были оттопыренные уши, тонкая шея и большая, круглая голова. — Купить хочешь? Так побыстрей, а то закрою. Деньги есть?

        Продавец спрашивал так, просто от нечего делать, но мальчишка ответил уважительно:

        — Нет, дядя, денег нет, — и помотал головой.

        — А я думаю, есть, — с притворным недоверием протянул продавец. — Вы ведь здесь все богачи, только прикидываетесь бедняками. А в кармане у тебя что, разве не деньги.

        — Нет, дядя, — попрежнему искренне и серьезно ответил мальчик и вывернул драный карман. (Второй карман был наглухо зашит.)

        — Значит, просыпались твои деньги. Поищи там, где бегал. Найдешь.

        Они помолчали.

        — Ты чей будешь? — снова стал расспрашивать продавец. — Старика Момуна, что ли?

        Мальчик кивнул в ответ.

        — Внуком ему доводишься?

        — Да. — Мальчик опять кивнул.

        — А мать где?

        Мальчик ничего не сказал. Ему не хотелось об этом говорить.

        — Совсем она не подает о себе вестей, твоя мать. Не знаешь сам, что ли?

        — Не знаю.

        — А отец? Тоже не знаешь?

        Мальчик молчал.

        — Что ж это ты, друг, ничего не знаешь? — шутливо попрекнул его продавец. — Ну, ладно, коли так. Держи, — он достал горсть конфет. — И будь здоров.

        Мальчик застеснялся.

        — Бери, бери. Не задерживай. Мне ехать пора. Мальчик положил конфеты

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту