Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

184

тарелки борщ, к которому в другой раз он бы после первой ложки ни за что не притронулся.

        — У меня к тебе дело есть, — сказал Базарбай и нахально сел против Бостона.

        Остальные остались стоять в ожидании захватывающей сцены.

        — Какие у нас с тобой могут быть дела? — ответил Бостон.

        — Нам бы стоило поговорить, к примеру, хотя бы о тех волчатах, Бостон.

        — Базарбай нахмурился и покачал головой.

        — Мы с тобой уже говорили о них, стоит ли второй раз возвращаться к этому?

        — Помоему, стоит.

        — А помоему, нет. Не мешай мне. Я сейчас доем и пойду отсюда.

        — Куда спешишь, собака? — Базарбай резко встал и, нагнувшись, приблизил к Бостону искаженное злобой лицо. — Куда спешишь, сволочь? Мы с тобой еще про волков не поговорили. Ведь ты при всем народе у директора в кабинете назвал меня провокатором, сказал, что изза меня волки лютуют. Думаешь, я не знаю, что такое провокатор? Думаешь, я фашист, а ты один у нас честный?

        Бостон тоже вскочил с места. Теперь они стояли лицом к лицу.

        — Перестань трепать языком, — осадил Базарбая Бостон. — Фашистом я тебя не называл — не догадался, а стоило бы. А то, что ты провокатор и безмозглый злодей, — верно. Я это тебе и прежде говорил и сейчас скажу. Но лучше будет, если ты вернешься на свое место и перестанешь ко мне лезть.

        — А ты не указывай, кому где быть и что делать! — не на шутку разъярился Базарбай. — Ты мне не указ. Плевал я на тебя. Пусть я, потвоему, провокатор, а тыто сам кто такой? Думаешь, люди не знают, кто ты есть? Думаешь, погубил Эрназара — и все шитокрыто. Да ты, гад, снюхался с его женой, еще когда Эрназар был жив, а твоя старуха должна была помереть. Тогда ты и решил столкнуть Эрназара в пропасть на перевале, а сам жениться на этой суке Гулюмкан. Попробуй докажи, что это не так. Почему не ты в пропасть провалился, а Эрназар? Шлито вы одной дорогой. Думаешь, никто ничего не знает! Но онто погиб, а ты остался жив. Да кто вы после этого, ты и твоя сука Гулюмкан? Эрназар нa перевале вмерз в лед, остался без могилы, как собака, а ты, гад, обжимаешь его бесстыжую жену, суку продажную, и живешь себе припеваючи! А еще партийный! Да тебя надо гнать взашей из партии. Ишь, передовик нашелся какой, стахановец! Да тебя под суд надо!

        Бостон еле сдержался, чтобы не кинуться с кулаками на Базарбая, не измолотить мерзкую рожу. Тот явно вызывал его на драку, на скандал, на смертельную схватку. Но он сделал над собой усилие, стиснул челюсти и сказал задыхающемуся от злобы Базарбаю:

        — Мне не о чем с тобой разговаривать. Твои слова для меня ничего не значат. И я равняться на тебя не буду. Думай и говори обо мне что хочешь и как хочешь. А сейчас прочь с дороги. Эй, парень, — окликнул он официанта, — на, получи за обед. — Сунул ему пятерку и молча пошел прочь.

        Базарбай ухватил его за рукав:

        — А ну постой! Не спеши к своей суке! Может, она с какимнибудь чабаном крутит, когда тебя нет, а ты им помешаешь!

        Бостон схватил с соседнего стола порожнюю бутылку изпод шампанского.

        — Уберика руку! — тихо процедил он, не отводя глаз от вмиг побелевшего Базарбая. — Не заставляй меня повторять, убери руку! Слышишь? — сказал он, раскачивая увесистую

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту