Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

12

говорят. Султанмурат, однако, этого не помнил. Все довоенное — как иной мир, уже и не верится, что была она, довоенная жизнь…

        Захватив большую охапку соломы, Султанмурат вернулся в класс, отворяя двери ногами. Ребята зашушукались, оживились.

        — Тише, не отвлекайтесь! — потребовала Инкамалапай. — А ты, Султанмурат, занимайся своим делом, и без лишнего шума.

        В печке, в самой сердцевине нагоревшей соломенном золы сохранился, как младенческое дыхание, тлеющим огонек. Егото и раздул под пучком соломы. Потом подложил еще пучок, еще и еще, печь загудела, пожирая солому. Успевай только подкидывать. Веселей стало в классе.

        Хотелось обернуться к ребятам, показать коекому рожицу, посмешить, а коекому пригрозить кулаком на всякий случай, особенно Анатаю на задней парте. Он, видите ли, самый старший, ему пятнадцать с половиной лет, задиристый, да и к Мырзагуль, случается, пристает. Дулю бы ему показать. На, мол, на! Но нельзя этого делать. Учительница строгая. Да и не хочется лишний раз огорчать ее. Чтото в последнее время писем нет от ее единственного сына. Он командир, артиллерист. Очень она им гордится. А муж ее кудато исчез еще до войны, чтото плохое с ним случилось. Не говорят даже люди, что с ним случилось. Потому она и приехала в аил и стала здесь учительствовать. Сын же ее занимался в педучилище в Джамбуле, оттуда и пошел на фронт. Как увидит в окно верхового почтальона Инкамалапай, прямо с урока посылает когонибудь за письмом. Тот выбегает во двор и, если письмо, во весь дух назад. Существует даже очередь — кому в следующий раз выбегать за письмом для учительницы.

        Когда приходит письмо, это целый праздник! Инкамалапай тут же быстро пробегает глазами коротенькое письмецо и когда поднимает голову от бумаги, то вроде бы другая учительница появляется в классе. Невозможно оставаться спокойным, видя, как радуется твоя учительница с седыми прядями, аккуратно подоткнутыми под платок, невозможно, чтобы сердце не сжалось при виде слез на ее глазах.

        — Всем вам, ребята, большой привет. Ваш агай живздоров. Воюет, — говорит она, удерживая дрожащий голос, и никак не удается классу скрыть свою радость за нее. Все улыбаются ей, как бы тянутся к ней, разделяя ее счастье. Но в следующую минуту она напоминает: — А теперь, ребята, продолжим наше занятие.

        И тогда наступает самое прекрасное, самое лучшее в учении: слова ее как бы умножают свои силы, мысль рождает мысль, и все, что она рассказывает, объясняет, доказывает, проникает в ум и души учеников. Это ее взлет, и класс сидит завороженный…

        В последние дни чтото тревожит ее, чтото тревожит… И, наверное, потому, когда в дверях класса появляется председатель колхоза Тыналиев в сопровождении завуча, Инкамалапай медленно отступает к доске. И всетаки находит в себе силы сказать:

        — Встаньте, ребята. А ты, Султанмурат, иди на свое место.

        Захлопнув дверцу печки, Султанмурат быстро вернулся к своей парте.

        Пришедшие поздоровались.

        — Здравствуйте! — ответил им класс.

        Наступила настороженная пауза. Никто не кашлянул даже.

        — Чтонибудь случилось? — спросила Инкамалапай. Голос у нее перехватило.

        — Ничего плохого не случилось, Инкамалапай, —

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту