Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

податься…

        Мне стало жаль Дюйшена. Я смотрела на него не отрывая глаз, пока мой дядя, проезжая мимо, не окликнул меня:

        — А ты, косматая, что тут делаешь, что рот разинула, а ну, беги домой!

        — И я кинулась догонять ребят. — Ишь ты, и они уже повадились на сходки!

        На другой день, когда мы, девчонки, пошли по воду, нам встретился у реки Дюйшен. Он перебирался вброд на другой берег с лопатой, кетменем, топором и какимто старым ведром в руках.

        С этого дня каждое утро одинокая фигура Дюйшена в черной шинели поднималась по тропинке на бугор к заброшенной конюшне. И лишь поздно вечером Дюйшен спускался вниз, к аилу. Частенько мы его видели с большущей вязанкой курая или соломы на спине. Заметив его издали, люди привставали на стременах и, приложив руку к глазам, удивленно переговаривались:

        — Слушай, да это никак учитель Дюйшен несет вязанку?

        — Он самый.

        — Эх, бедняга! Учительское дело тоже, видно, не из легких.

        — А ты как думал? Гляди, сколько прет на себе, не хуже, чем байский батрак.

        — А послушаешь его речи, так куда там!

        — Ну, это потому, что бумага у него с печатью: в ней вся сила.

        Както раз, возвращаясь с полными мешками кизяка, который обычно собирали в предгорье над аилом, мы завернули к школе: интересно было посмотреть, что там делает учитель. Старый глинобитный сарай прежде был байской конюшней. Зимой здесь держали кобыл, ожеребившихся в ненастье. После прихода Советской власти бай кудато откочевал, а конюшня так и осталась стоять. Никто сюда не ходил, а все вокруг поросло репьем да колючками. Теперь сорняки, вырубленные с корнем, лежали в стороне, собранные в кучу, двор был расчищен. Обвалившиеся размытые дождями стены были подмазаны глиной, а скособоченная, рассохшаяся дверь, вечно болтавшаяся на одной петле, оказалась починенной и прилаженной на место.

        Когда мы опустили свои мешки на землю, чтобы немного отдохнуть, из дверей вышел Дюйшен, весь заляпанный глиной. Увидев нас, он удивился, а потом приветливо улыбнулся, стирая с лица пот.

        — Откуда это вы, девочки?

        Мы сидели на земле подле мешков и смущенно переглядывались. Дюйшен понял, что мы молчим от застенчивости, и ободряюще подмигнул нам.

        — Мешкито больше вас самих. Очень хорошо, девочки, что заглянули сюда, вам ведь здесь учиться. А школа ваша, можно сказать, почти готова. Только что сложил в углу чтото вроде печки и даже трубу вывел над крышей, видите какая! Теперь осталось топлива на зиму заготовить, да ничего — курая много вокруг. А на пол постелем побольше соломы и начнем учебу. Ну как, хотите учиться, будете ходить в школу?

        Я была старше своих подруг и поэтому решилась ответить.

        — Если тетка отпустит, буду ходить, — сказала я.

        — Ну почему же не отпустит, отпустит, конечно. А как тебя звать?

        — Алтынай, — ответила я, прикрывая ладонью колено, видневшееся сквозь дыру на подоле.

        — Алтынай — хорошее имя. — Он улыбнулся както хорошо, что на сердце потеплело. — Ты чья будешь?

        Я промолчала: не любила, когда меня жалели.

        — Сирота

 

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту