Айтматов Чингиз Торекулович
(1928—2008)
Классическая проза
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

20

голосами?..

        С приходом весны мы зажили веселее. Мы придумывали разные игры, беспричинно смеялись, а после уроков от самой школы до аила всю дорогу бежали, громко перекликаясь. Тетке не нравилось это, и она не упускала случая обругать меня:

        — Тыто что резвишься, дуреха? И дела тебе нет, что в девках засиделась. У добрых людей такие, как ты, давно замуж повыходили, родных в дом прибавили, а ты… Нашла себе забаву — в школу ходить… Но погоди, я тебя приберу к рукам…

        По правде говоря, я не оченьто близко к сердцу принимала теткины угрозы: не в новость же — всю жизнь ругается. А сказать про меня, что я засиделась, и вовсе было несправедливо. Я просто вытянулась в эту весну.

        — Ты еще лохматая девчонка, — смеялся Дюйшен. — Да к тому же, кажется, рыжая!

        Его слова меня нисколечко не обижали. Конечно, думала я про себя, я лохматая, но всетаки не совсем рыжая. А вот когда я вырасту, стану настоящей невестой, то разве же я буду такая? Пусть посмотрит тогда тетка, какая я буду красивая. Дюйшен говорит, что у меня глаза блестят, как звездочки, и лицо открытое.

        Както раз, когда я прибежала из школы, у нас во дворе стояли две чужие лошади. Судя по седлам, по сбруе, хозяева их приехали с гор. И раньше случалось, что они заворачивали к нам по пути с базара или на мельницу.

        Еще с порога меня резанул какойто неестественный смех тетки: «Да ты, племянничек, не оченьто тужи, не обедняешь. Зато потом, когда получишь голубку в руки, добрым словом меня помянешь. Хихихи!» В ответ послышались поддакивающие, хохочущие голоса, а когда я появилась в дверях, все сразу смолкли. У разостланной на кошме скатерти сидел как пень краснолицый грузный человек. Он покосился на меня изпод лисьей шапки, надвинутой на потный лоб, и, кашлянув, опустил глаза.

        — А, доченька, вернулась, заходи, милая! — ласково ухмыляясь, встретила меня тетка.

        Дядя сидел на краешке кошмы тоже с какимто незнакомым мне человеком. Они играли в карты, пили водку и ели бешбармак. Оба были пьяны, и их головы както странно мотались, когда они били картами.

        Наша серая кошка подобралась было к скатерти, но краснолицый так стукнул ее по голове костяшками пальцев, что она, дико взвизгнув, отскочила в сторону и забилась в угол. Ох, как больно было ей! Мне захотелось уйти, только я не знала, как это сделать. Тут меня выручила тетка.

        — Доченька, — сказала она, — там в казане еда, покушай, пока не остыло.

        Я вышла, но мне очень не понравилось такое поведение тетки. И на душе стало неспокойно. Я невольно насторожилась.

        Часа через два приезжие сели на коней и уехали в горы. Тетка тут же начала осыпать меня обычной бранью, и у меня отлегло от души. «Значит, она просто спьяну была такой ласковой», — решила я.

        Вскоре после этого к нам пришла както старуха Сайкал. Я была на дворе, но услышала, как она сказала:

        — Да что ты, бог с тобой! Погубишь ты ее.

        Перебивая друг друга, тетка и Сайкал о чемто горячо заспорили, и затем старуха вышла из дома очень разгневанная. Она бросила на меня сердитый

 
SlotoKing отобрал массу различных игровых программ, всех типов

Фотогалерея

Aytmatov 15
Aytmatov 14
Aytmatov 13
Aytmatov 12
Aytmatov 11

Статьи
















Читать также


Научная Фантастика
Повести
Друзья

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту